Редакция еженедельника “Караван” продолжает серию публикаций о кандидатах в президенты ПМР, чтобы вы, дорогие приднестровцы, смогли детально познакомиться с теми, кто претендует на пост главы нашей страны, узнать больше об их программах, взглядах и истинных стремлениях.

 

О патриотизме

– Как Вы видите образ современного приднестровца, и каким на Ваш взгляд он должен быть?

– В первую очередь, современный приднестровец – это патриот своей республики, так как граждане, проживающие на территории Приднестровья, вот уже 26 лет находятся в состояние блокадного Ленинграда. Это, конечно, преувеличение, но такое длительное время находится в условиях постоянных экономических проблем, проблем выезда за пределы республики, проблем, связанных с документами. Так как для того чтобы реализовать свое право на передвижение мы вынуждены получать гражданство стран бывшего Советского Союза: Российской Федерации, Украины и Молдовы. Но эти граждане продолжают быть приднестровцами, то есть имеют паспорта граждан ПМР и реализовывают свои права на территории республики. На мой взгляд, патриотами являются и те граждане ПМР, которые были вынуждены покинуть нашу республику в целях поиска заработка для содержания своих семей, проживающих на территории Приднестровья. Я вижу, что приднестровец будущего, должен быть самодостаточным, уверенным и таким же гордым за свою родину, как и сегодня, потому что, на мой взгляд, современный приднестровец горд за то, что он живет в Приднестровской Молдавской Республике.

 

– Что для Вас значит патриотизм?

– Патриотизм, это, когда, где бы ты ни был, куда бы ни уехал, тебя всегда будет тянуть домой в Приднестровье, в независимости, какая здесь сложная ситуация: экономическая политическая или какая либо другая. Я тоже бывал в разных местах и никогда не думал о том, что где-то лучше, чем дома.

 

О выборах начистоту

– По-вашему, какими качествами должен обладать политик?

На мой взгляд, самая большая проблема политиков заключается в отсутствие у них таких важных качеств, как: порядочность, честность, справедливость и откровенность с народом. К сожалению, такие качества на сегодняшний день забыты.

 

– Почему Вы решили баллотироваться на пост президента ПМР?

У многих граждан возникает этот вопрос, так как я занимаю должность прокурора республики. Этот вопрос возникает еще и потому, что прокурор никогда не был политической фигурой, однако, если вы обратите внимание, то заметите, что я выдвинул свою кандидатуру спустя месяц после начала регистрации кандидатов в президенты. Я принял такое решение, так как наблюдал за теми, кто будет выдвигаться в кандидаты, надеясь на то, что появится человек, способный изменить ситуацию в республике. Однако увидел, что те люди, которые выдвинули свои кандидатуры, в принципе находились у руля управления государством на протяжении последних десяти лет. Как бы я к ним ни относился, считаю, что мое личное мнение о них не должно никого интересовать. В любом случае они на сегодняшний день не способны изменить ситуацию в республике. Так как их взгляды мы уже знаем, их действия, и решения мы уже видели. Сегодняшняя попытка убедить наших граждан и меня, как избирателя, в том, что эти лидеры выполнят то, что они обещают в своих предвыборных программах, на мой взгляд, необъективно и несправедливо по отношению к нашим гражданам. Мы уже 26 лет живем в таких тяжелых условиях, и, честно говоря, с ними я не вижу света в конце тоннеля.

Помимо этого, на меня в какой-то степени давил коллектив, настаивая на том, чтобы я выдвинул свою кандидатуру. Если быть откровенным, около 5-ти лет назад идею баллотироваться на пост президента ПМР предложил мне мой бывший руководитель. Эта мысль осела у меня в голове, а когда спустя время я выдвинул свою кандидатуру на пост главы государства, мой бывший руководитель написал мне в социальных сетях, что если я иду с тем, о чем говорил 5 лет назад, то он меня поддержит.

 

– Сколько на сегодняшний день стоит предвыборная кампания?

– До этого момента я никогда не сталкивался с организационными вопросами проведения предвыборной кампании. А столкнувшись, понял, что мои оппоненты понесли существенные затраты. Например, одним из этапов предвыборной кампании – сбор подписей в поддержку кандидатов на должность президента. Граждане, которые предлагали свои услуги по сбору подписей, как правило, предлагали их за определенное вознаграждение, рекламируя себя, что они уже занимались тем же для других кандидатов. Но я родился в Приднестровье и у меня здесь очень много друзей, знакомых, единомышленников, в том числе и среди руководителей различных предприятий. Я подключил всех их для сбора подписей и на этом этапе не понес никаких расходов. Затем наступил следующий этап – изготовление агитационных материалов. Здесь, действительно, потребовалась определенная сумма для изготовления билбордов, агитационной печатной продукции. Но с учетом того, что мои тиражи несопоставимы с тиражами моих соперников, могу честно сказать, что, если измерять в условных денежных единицах, на сегодняшний день бюджет моей предвыборной кампании составляет порядка 7 тысяч у. е.

 

– Вы сами ее финансируете?

Я сам финансировал, плюс есть люди, которые заинтересованы, чтобы к власти не пришли те, кто на протяжении десяти лет управлял республикой.

 

– Разработали ли Вы свою предвыборную стратегию? Разрабатывали самостоятельно или у Вас есть профессиональные консультанты?

– К сожалению, у меня нет возможности пользоваться услугами профессиональных политтехнологов, так как это требует больших затрат. Насколько я знаю, у нас нет профессиональных политтехнологов, и моим оппонентам приходится привлекать их из-за рубежа, кто-то берет за основу уже готовые проекты, пытаясь подражать другим политикам из-за рубежа. Еще одной причиной, по которой я не пользовался их услугами, является высокая политизированность нашего общества. Применение методов политтехнологий, на мой взгляд, в Приднестровье не оправдано и неэффективно. Так как мы живем в маленькой республике, все друг друга знают, и все понимают, кто и какие решения принимал за все время.

Люди очень внимательно отслеживают работу органов государственной власти, поэтому применение политтехнологий и трата на них неоправданно больших средств менее эффективно, чем откровенный, честный разговор с нашими гражданами. Я считаю, что если ты собрался принимать участие в таком серьезном мероприятии как президентские выборы, необходимо агитировать людей за самого себя самому, показывать свою реальную натуру, а не надевать на себя маску.

 

О действующей власти

– Согласны ли Вы с обвинениями в отношении действующей власти?

Для меня как для прокурора и бывшего следователя слово “обвинение” – это процессуально предусмотренный законодательством статус мероприятия, которому предшествует проведение целого ряда следственных действий. Для того, чтобы в последствии предъявить кому-либо обвинение, необходимо собрать достаточно объективных доказательств. Я могу обвинять кого-либо только в том случае, когда у меня на руках будет достаточно доказательств. На мой взгляд, сегодня в отношении всех политических сил, представителей исполнительной, законодательной власти, других должностных лиц, может быть, даже и президента, есть основания подозревать об определенных нарушениях законодательства, но говорить сегодня, что этих материалов достаточно для предъявления обвинений, нельзя. Для этого необходима работа следственных органов и такая работа должна осуществляться в спокойной обстановке, без давлений. Следствие не любит публичности, публичными должны быть результаты следствия. Если проводить следствие объективно и спокойно, то возможно на сегодняшний момент у нас может появиться широкий круг обвиняемых, в том числе и высокопоставленных лиц. Но поверьте мне, что обвинение на сегодняшний день, можно пытаться предъявить всем.

 

– Считаете ли Вы себя оппозиционером?

Абсолютно нет, потому что на сегодняшний день нет той серьезной государственной власти, относительно которой можно быть оппозиционером. Обычно оппозиция есть там, где есть сильная государственная власть, где нет сильной государственной власти, говорить об оппозиции нельзя. У нас вообще нет оппозиционных сил, потому что все политические силы находятся при власти. Нам необходимо единство вокруг одной большой цели – стать частью РФ.

 

О личном

– Как к вашему решению участвовать в предвыборной гонке отнеслись Ваши близкие?

По-разному. Если говорить о близких, естественно, они поддержали мою идею, никто не пытался меня переубедить, но я вижу, что моя семья переживает. Считают, что если я получу эту должность, то они на определенное время “потеряют” отца, мужа. Что касается моих оппонентов, вижу, что мое решение вызвало у них недоумение.

 

О конкурентах

– Кого из кандидатов вы видите сильным конкурентом для себя?

Самих сегодняшних кандидатов я не считаю сильными, есть кандидаты с серьезным финансированием их предвыборной кампании. Но, несмотря ни на что, в первую очередь народ должен сам решить, кто должен быть президентом. Нынешние лидеры являются лидерами только потому, что их финансируют и у них есть административные и другие ресурсы. По большому счёту, я их всех знаю, со всеми вёл диалоги, и я не считаю их особо сильными конкурентами.

 

– Как вы относитесь к холдингу “Шериф” и политическим силам, лояльным к данной фирме?

– Я так думаю, что нет политических сил, лояльных к данной фирме, есть политические силы, подконтрольные данной фирме. Как я к ним отношусь? Люди борются за место под солнцем, как и наверно любые другие боролись бы, имея такие финансовые ресурсы.

На мой взгляд, большой бизнес необходимо отделить от власти, но это возможно сделать только тогда, когда мы отделим людей у власти от занятий, использующих свое положение в бизнесе. То есть, когда власти не будут заинтересованы в устранении конкурентов. Тогда можно будет говорить, чтобы представители холдинга ушли из власти. Когда они будут уверены в том, что их бизнес не будет подвергнут преследованию и прессингу.

Холдинг сегодня, на мой взгляд, действует на предупреждение, пытаясь защитить свои финансовые интересы и получить еще больше возможностей для развития своего бизнеса. Их активные действия, направленные на получение власти, связаны, в том числе с тем, что они сейчас подвергаются определенному давлению, которое не привыкли испытывать в прошлом. Поэтому я и не вижу перспективы в людях, которые стоят у руля власти последние десять лет, потому что при любых раскладах и приходе того или иного политического лидера мы получим либо усиление конфликта, либо полный контроль бизнеса над государственной властью. Единственный выход – это приход третьей силы, которая не имеет личностного конфликта с крупным бизнесом, не имеет цели как-то ущемить их права, которая готова подходить ко всем ситуациям объективно, справедливо и главное – на равных правах. В таком случае, они сами отойдут от политики.

 

О будущем

– Каким будет Ваш первый закон или распоряжение в случае Вашей победы на выборах в президенты ПМР?

Я противник стремления издавать какие-либо правовые акты, сегодня у нас все ветви власти дерутся за полномочия. Все наши конфликты возникли из-за борьбы за полномочия по принятию решений. Я иду в президенты не для того чтобы просто принимать указы, на мой взгляд, первая задача – объединение развалившейся системы власти.

Некоторые считают, что все кто помогал в предвыборной гонке, обязательно займут какие-либо должности. Я не следую этому принципу. Я считаю, что чиновником должен быть не человек, который предан своему руководителю, а человек, обладающий определенными качествами. В первую очередь, он должен быть честным и порядочным, во вторую – должен быть профессионалом своего дела.

Наши политики говорят, что нам надо объединить народ, по большому счету они вносят в общество раскол, который есть в системе государственной власти. Раскол возник именно там. Дабы это предотвратить, необходимо объединить ветви власти, сделать действительно единую государственную власть. Сегодня это основная задача президента.

Параллельно должны идти решение вопросов экономики, президент должен определить приоритеты и направления всем органам власти, направление движения в ближайшее время для выхода из тяжелой экономической ситуации. Это связано с пополнением доходной части бюджета, пополнениями валютного резерва, решением валютного вопроса.

Я как юрист изучал что такое нормотворчество. В первую очередь, исходя из теории, нормотворчество это оформление сложившихся отношений в обществе в форму документа, а не попытка изменить сложившиеся в обществе отношения при помощи документов, хотя это тоже необходимо иногда делать.

 

– Чего Вы хотите добиться во время своего президентского срока?

– В первую очередь я хочу добиться сдвигов в сфере экономики, добиться того, чтобы экономика нашей республики работала во благо каждого ее гражданина. Во-вторых, я хочу в глазах наших граждан восстановить имидж органов государственной власти.

 

– Как Вы считаете, какие у Вас шансы победить на выборах в президенты ПМР?

Наши приднестровские граждане очень политизированные, очень внимательно следят за происходящим, большая часть общества, как и я разочарованна в лидерах, которые правили последние десять лет и они бы очень хотели увидеть третью силу. Моя главная задача – убедить граждан ПМР, что действительно я являюсь третей силой, что я не аффилирован с Евгением Васильевичем Шевчуком и Вадимом Николаевичем Красносельским. Эти два основных политических игрока активно пытаются убедить людей, что все остальные кандидаты технические.

 

– Что бы вы хотели сказать своим избирателям?

Приднестровцы – политически активный народ и я всех призываю прийти на избирательные участки и отдать свой голос за того кандидата, которого они считают достойным.

 

 

Блиц-опрос

– Есть ли у Вас девиз?

Когда возник вопрос об изготовлении печатной продукции и проведения агитации, я начал изучать различную литературу, специальные книги, которые, как я думал, смогут помочь мне в написании девиза. Я пытался изложить свои мысли красивыми фразами, в итоге разочаровался, так как все лозунги получались популистскими. Поэтому я остановился на аккуратном юморе, которого нам всем не хватает. Меня осенило, я почерпнул высказывания моих оппонентов и немного их, как говорит молодежь, “потроллил”. Девиз Евгения Васильевича был: “Порядок будет”, а высказывание Вадима Николаевича: “Честь имею!” не выходили из головы. И я сделал такой девиз: “Порядок был, и честь имели, настало время выбрать Дели!” Надеюсь, я никого не оскорбил…

– Ваша самая характерная черта?

Я не люблю высказывать в отношении себя лесть и считаю, что оценку моим чертам характера должны давать люди, с которыми я работал и имел дело.

– Что Вы считаете самым большим счастьем?

– Мою семью.

– Что Вы считаете самым большим несчастьем?

– Я не считаю себя несчастливым человеком, но самым большим несчастьем я бы считал болезнь близких.

– В какой стране Вам хотелось бы жить?

– Здесь, в Приднестровье.

– Что Вы больше всего ненавидите?

– Ненавижу лицемерие.

– Способность, которой Вам хотелось бы обладать?

– В детстве я хотел летать, сейчас, наверное – обладать важной способностью, который должен обладать каждый политик – держать себя в руках.

– Ваше состояние духа в настоящий момент?

– Боевое, настроен на серьезную борьбу и настроен на победу в президентской гонке.

 

Беседовал Виталий Шмаков

Интервью с кандидатом на пост президента Александром Дели.